Yves Rocher (Ив Роше)

Yves Rocher Ив РошеСладенькая история о мальчике, вложившем в дело всю скудную наличность — 15 франков — и ставшем миллионером? Не совсем. История восхождения короля недорогой французской косметики Ива Роше — прямое подтверждение некогда популярного и в СССР девиза: «Кто хочет, тот добьется» — бог знает, как отыскал он наш адрес и вступил с моей женой в прямую переписку. Ни разу не увидевшись, они тем не менее прекрасно поняли друг друга и установили определенные контакты. Чуть не каждый месяц Роше присылает Елене персональное письмо вместе со списком относительно доступных по цене духов, кремов, шампуней... Ему не откажешь в галантности: преподносит крошечные косметические подарки ко дню рождения, именинам, женским праздникам.

Жена отвечает с меньшей регулярностью, зависящей от состояния семейного бюджета и моей доброй воли. Зато в ее нечастых посланиях чек на энную, обычно скромную, сумму с заказом на продукцию фирмы. Дней через десять супруга с нетерпеливой радостью вспарывает аккуратный картонный ящичек с оплаченными дарами, благодарственным письмом, а также каталогом с перечислением 600 волнующих девичью душу наименований, выпускаемых на всех, принадлежащих группе «Роше», заводах во Франции, Люксембурге, Ирландии, Марокко. Летом, когда вся страна срывается с места — до каких уж там покупок, — косметика Ива Роше обходится гораздо дешевле. Осенью после отпусков, уносящих массу денег, он снисходительно предлагает расплачиваться в рассрочку, даже к декабрю. На некоторые свои духи, масла, туалетное мыло, лечебные протирки, может, не пользующиеся особым спросом, он вдруг резко сбавляет цену. Иногда щедро вкладывает в семейные посылочки бесплатные образцы новинок, и если заказ солиден, предлагает огромную скидку.

Во Франции подобные операции называются «продажей по почте», и торговый дом Роще с пятимиллиардньм годовым оборотом и семью тысячами двумястами работниками здесь едва ли не национальный чемпион. Словом, он очень гибкий, предприимчивый и вежливый человек, этот Ив Роше, сбывающий свои изделия не только по переписке, но и в 1135 магазинах. Их веселую зеленоватую эмблемку легко заметишь в каждом мало-мальски уважающем себя французском городке и в прочих западноевропейских столицах.

В государстве, где царит пиршество духов, где косметикой балуют 50 разных, сурово соперничающих между собой конкурентов, «Ив Роше» выбился в лидеры. Если не по качеству, то уж точно по количеству, валу, спросу. Шутка ли — 2,5 миллиона письменных заказов в год. Кто производит больше всего духов? Он.,А натуральных продуктов по уходу за кожей? Тоже Роше. Правда, по шампуням его дом второй, но это пока.

Откуда свалилась-просыпалась такая манна небесная? Не от родителей же — постоянно прогоравших коммерсантов. Дед с бабушкой — мелкие торговцы шляпами. Роше исполнилось 14, когда умер отец. Полная беднота, чтобы как-то прокормиться, пришлось бросить школу. Скучное прозябание в родимой деревушке ля Гасийи ему было предначертано от роду. Деревня тоже угасала. Бретонцы, словно жители нашего Нечерноземья, перебирались в города, подальше от абсолютной бесперспективности. А Ив Роше к тому же болел: замучили плевриты. Он и сейчас не в силах откупиться от них мощью честно сколоченных миллионов.

Впрочем, говорят, восхождение началось именно с прицепившейся болезни. Бабушкино наследство заключалось в нескольких старинных рецептах. Он рыскал по лесу в поисках целебных трав, растений. Что-то смешивал и чего-то варил. Очень кстати сварганил по бабушкиной формуле настой из лютичного чистяка, избавив нескольких односельчан от одолевшего геморроя, Это ли точка отсчета? Именно тогда его признали знахарем, и воодушевленный паренек сотворил пару-тройку естественных кремов для кожи, Ни дома, ни даже сарая у юного природоведа не имелось, Соседи милостиво пустили на чердак. Чтобы приобрести совершенно необходимую здоровенную кастрюлю для варки, он рискнул всем накопленным капиталом в сумме 15 франков. Сейчас на это состояние можно аж раза три прокатиться на парижском метро. Только в Париж жителей ля Гасийи теперь совсем не тянет. Деревня процветает, а фотографию чердака, откуда пошла косметическая империя, показывают в просторнейшем, посвященном духам музее, что недавно открылся поблизости от завода.

Как удалось? А вот так, Собственного магазина не было. К посредникам поклялся не обращаться и потому дал объявление о продаже чудодейственной косметики в местную газетенку. Указал адрес: все тот же чердак. Приложил список. Народ, наслышанный о всевозможных исцелениях, откликнулся, и он, дабы не терять времени на разноску, рассылал заказы по почте. Довольно медленно его клиенты приучались к этой необычной в 50-е годы форме общения с продавцом. Письма с заказами приходили уже не только из Бретани, и Роше с двумя помощниками стало на чердаке немножко тесновато. Присмотрел заброшенный заводишко рядом с деревней, и вместе с 14 парнями из ля Гасийи превратил его сначала в маленький, а вскоре и

большой цех по изготовлению настоянной на травах и естественных веществах косметики. Не единый франк из заработанных не тратился впустую, и через несколько лет, в 1959-м, он пустил на заводе конвейерную линию, Просьбы выслать и не отказать летели к нему, в некогда безвестное местечко, со всей Франции, и он купил второй завод, затем третий, В 1970 году, не собираясь отказываться от продажи товаров по почте, он открыл первый магазин, где выставлялась его и только его продукция. Архитекторы, как Роше и приказывал, сооружали магазины-близнецы во всех департаментах, и постепенно они стали такой же принадлежностью любого городского пейзажа, как, например, булочные.

Сейчас окна его штаб-квартиры выходят на Елисейские поля. Отсюда он и управляет своей благоухающей империей. Ненавидит Париж, откровенно признается в этой нелюбви, однако производить духи и жить вне столицы мировой косметики нельзя. Роше примирился с печальной (для него) необходимостью, но все-таки старается почаще вырываться в ля Гасийи. Там его ждут, будто чтят старинную русскую пословицу: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Он, понятно, не барин, а еще даже выше: мэр деревни, выросшей за три десятилетия его бессменного правления вдвое.

Наведался я на историческую родину Ива Роше не без интереса. Облазил завод, рассказ о котором тянет еще на одну маленькую статью. Захочешь, читатель, пришлешь письма с предложением нанести туда заочный визит, и я с удовольствием опишу увиденные диковины. Но в этом материале — о непроизводственных пейзажах. Впечатление, будто ля Гасийи — единственное во Франции местечко, где нет ни левых, ни правых и классовые политические противоречия навсегда уничтожены. Уро.

вень жизни высок, с безработицей покончено, а установленный в деревне общественный строй я бы назвал капиталистическим коммунизмом. Процветание укоренилось настолько глубоко, что деревня превратилась в центр туристского паломничества. Экскурсанты глазеют на заводы Роше, ботанический сад Роше, заходят в магазин Роте, откуда уйти с пустыми руками сложно: как не соблазниться на маленькую, но скидку, предоставляемую прибывшим в столицу Ива Роше.

А правитель этого крошечного государства лет пять назад изобрел нечто новое, к косметике отношения не имеющее, но деревушку еще больше прославившее. Доходы от духов позволили пригласить в Бретань три десятка талантливых мастеров, снабдить их ссудами, освободить от уплаты налогов, построить цеха-магазинчики, в которых на глазах изумленной публики и работают стеклодувы, художники, вышивальщицы...

Весь этот коммунистический капитализм настолько потряс, что я спросил разрешения на встречу с самим его автором-исполнителем. И, как выяснилось, был не оригинален. Каждый год побеседовать с Ивом Роше стремятся 400 собратьев по профессии. Отвечает он на все наши вопросы, жизнь его превратилась в сплошное интервью, и не моя журналистская настойчивость позволила добиться встречи. Выбрав меня в собеседники, Ив Роше, по-моему, остался Ивом Роше, заглядывающим на годы вперед. Пусть сейчас страна наша и в неважной форме. В потенциале, в будущем, увы, не слишком близком, мы представляем для Роше идеальный рынок сбыта, с нашими миллионами — не валюты, а страждущих надушиться и намылиться. Предполагаю, потому и было пожаловано мне рандеву.

Чуть отвлекусь, проясню ситуацию. И сейчас Дом «Ив Роше» ведет с нами кое-какие дела. По словам Валери Приолле, отвечающей за торговлю с СССР, поставляются в Москву с 1985 года духи, туалетная вода, макияж, Каждый год миллионов на 40 — 50 франков. Ив Роше выставил условие: «Исфаган», «Магнолия», «Венеция», «Орхидея» идут не в валютные магазины, покупаются за банальные советские рубли советскими же гражданами. Сеть «Березок» Ива Роше не интересует. Следуя глобальной политике фирмы, продавать продукцию следует народу, а не его наиболее богатым представителям, обладающим валютой, и не иностранным гостям. Дом мечтал бы торговать напрямую с республиками Прибалтики, Закавказья, Средней Азии. Зачем ограничиваться лишь центром?

Не хотелось бы разочаровывать милую Валери. Даже в Москве косметика от Ива Роше не попадалась. Куда девается все нами закупленное? Не впервой слышу от французских промышленников: продали вам то, это, пятое, десятое. Где оно? А разве не знаете про «черные дыры», которыми усеяна наша необъятная территория? И пока рынок будет содержаться в его нынешнем виде, таинственных «верных дыр», куда проваливается все и вся, меньше не станет. Об этих сугубо внутренних проблемах я, конечно, не поведал Иву Роше, когда был представлен пред его светлые очи.

Окажись моя жена рядом, разочаровалась, а то и не признала бы в усталом, задавленном работой человеке своего заочного знакомца, улыбающегося ей с фотографии. Одного взгляда на собеседника достаточно, чтобы уразуметь; быть Ивом Роше ой как тяжко. Истый бретонец, Роше не-многословен, красноречие со всем не главный его дар. Но представление о том, как, начав с нуля, добрался до десятизначной цифры, я все же получил.

— Что нужно, если мечтаешь сам сотворить себя?

— Желание, вера. Прежде чем запустить предприятие, совершенно необходимо просчитать все возможные варианты. Начало — это уже вторая стадия, Первая — более важная— обдумывание.

— Без чего способный, предприимчивый человек никак не превратится в Ива Роше? Что требуется? Образование? Умение рисковать? Знание конъюнктуры? Хорошо подкованная команда единомышленников?

— Вы говорите не о том, хоть и полностью правы. Представьте: вы организуете дело сегодня, а вести его, расширять предстоит через месяцы, годы. Менеджер, предприниматель обязан видеть перспективу, заглядывать в будущее. Нет дара предвидения, не лезьте в коммерцию. Отойдите в сторону, По-настоящему выручает только умение смотреть вперед.

— А что было самым трудным для вас, когда теснились на пресловутом чердаке?

— Отсутствие денег, отсутствие связей, отсутствие всего. Однако раньше, наверное, было несколько проще. Конкуренция послабее. Сейчас стараются найти банк, взять ссуды, Возможно, тоже выход. Но тотчас ведущий к потере самостоятельности* Я был один и сражался в одиночку. Сознавал, что никто не выручит. Знаете, придавало силы. На меня давили, едва я появился. Тем приятнее было распрямлять плечи. Идея продавать косметику по почте выжила. У меня десятки последователей — они же и конкуренты. Чтобы по-прежнему лидировать, приходится работать, выдумывать.

— Какова ваша стратегия? Из чего вы исходите, заглядывая, как говорите, в будущее?

— Продавать собственную продукцию по почте и в своих магазинах, значит, здорово экономить. Ведь у нас нет берущих процент посредников. Не стесняемся сбывать мелочи. Некоторые крупные фирмы этим гнушаются. Гроши., умноженные на тысячи, оборачиваются миллионами. У нас массовый охват. Главная цель —- хорошая продукция для всех, а не для избранных. Цены не низкие, не высокие.

— А ваши подарки клиенткам, бесплатные образцы новой косметики — они не разорение? Не боитесь, много вложив, внезапно оступиться, промазать?

— Это экономическая коммерция. Каждый шаг, каждое движение просчитано и выверено, У нас для этого целый отдел. Ошибка практически исключена, потому каждый вклад несет новую прибыль.

— Чем объяснить, что за вас, как за мэра ля Гасийи, голосует 90 процентов жителей. Для Франции цифра небывалая.

— Левые, правые, центр отдают голоса не мне — верной экономической политике. Понятие коммунистов, социалистов, республиканцев... для меня не существует. Отбросил давно, Зачем они? Что несёт приверженность к партии, группировке? Вы видели, Чтоб масса людей становилась счастливее, богаче благодаря политике? А благодаря разумной экономике — бесспорно.

— От каких ошибок вы, преуспевающий миллионер, предостерегли бы начинающих? Или тех, кто мечтал бы изменить, по капле выдавить из себя годами впитывавшийся стереотип экономического мышления?

— Не живите сегодняшним днем и сиюминутными, успехами. Не довольствуйтесь уже одержанной победой. Все домыслы, расчеты — в будущее десятилетие и в конкретное завтра. Иначе вы рискуете в лучшем случае так никогда и не слезть с чердака.

Н. Долгополов 1990 год

 

Добавить комментарий


Последние материалы



Популярное


  • Духи "Ноктюрн" СССР

    Духи Ноктюрн впервые были представлены советским женщинам в 80-е годы XX столетия. Они сразу привлекли к себе внимание представительниц слабого пола. Что же мы знаем об этих духах?
    Подробнее
  • Ленинградская парфюмерная фабрика "Северное Сияние"

    В далеком 1860 году купец Федор Калем основал предприятие "Санкт-Петербургская Химическая Лаборатория", на котором работало 13 человек. Скромная лаборатория выпускала туалетное мыло, разнообразные душистые воды, косметические средства и одеколоны. Сырье привозили из-за границы.
    Подробнее
  • Одеколон Спартакус

    Французский одеколон для мужчин "Parfico Spartacus" ("Парфико. Спартак") был создан известной парфюмерной фирмой Parfico в 1970 году. Основана парфюмерная фирма Parfico в Египте в начале XX века. Сегодня Parficо это известный торговый бренд, который отличается высоким качеством своей продукции и пользуется огромной популярностью в любой точке мира.
    Подробнее
| Карта сайта | Контакты |